Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.



Наши статьи

04/04/2016

Нашлемные навершия, плюмажи эпохи поздней Римской империи -

  Существенным элементом защитной экипировки легионера являлся шлем, а в период заката Римской империи, иногда был и единственным. Несмотря на довольно большое количество археологических находок шлемов - относящихся к поздней римской империи, а именно, так называемому гребневому шлему "Kammhelme"...

 

Больше

 ____________________________________

01/05/2016

Ажурные, Решётчатые

"Skeletthelm"и -

  Шлемы класса Skeletthelm установленного К. Миксом определяются как - состоящие из узких ажурных пластин, между которыми остаётся свободное пространство. Но К. Микс [Miks, 2009. Abb. 4. S. 102-105] даёт лишь поверхностные характеристики шлемам типа Skeletthelm, а именно:
Skeletthelm – шлемы, состоящие из «ажурных» узких пластин, между которыми остается незащищенное пространство...

 

Больше


Опубликовать в социальных сетях

Колонна Антонина Пия

Апофеоз Антонина Пия и Фаустины.

Рельеф на лицевой стороне цоколя колонны Антонина Пия.
Белый италийский мрамор. 161 г.
Высота 2,47 м, ширина 3,38 м.
Рим, Ватиканские музеи, Cortile delle Corazze.

Божественному Антонину Пию его сыновья и наследники Марк Аврелий Антонин и Луций Вер воздвигли колонну, на вершине которой стояла статуя обожествленного.

До 1703 г. об этой колонне было известно только по нескольким отчеканенным памятным монетам Divo Pio, поэтому предполагалось, что эта колонна идентична колонне Марка, с. 884 посвятительная надпись которой отсутствовала, хотя при этом приходилось поневоле закрывать глаза на наличие на колонне рельефов. В конце 1703 г., при Клименте XI, была откопана гранитная колонна, верхняя часть которой всегда выступала над землей; из надписи и скульптур постамента вскоре стало понятно, что это колонна Антонина, а другая — памятник его сыну Марку с изображением последнего.

Статуя Божественного, конечно, не была найдена; о капители колонны тоже нет никакой достоверной информации. База колонны изображена в книге Пиранези, где она расположена над снятой позже (видимо для уменьшения веса колонны) верхней частью постамента. Ствол колонны удалось измерить: длина 66,8 пальм (Пиранези), которые считались равными 50 римским футам, диаметр 8 пальм 4 1/2 унции. При попытках извлечь колонну ствол переломился1 и остался лежать; его большая часть была позднее использована для реставрации гномона-обелиска Августа2; еще раньше из-за надписи отпилили нижнюю часть и сохранили в Ватикане ее фрагмент, который не был поврежден пожаром (ниже № 224). Таким образом, колонна прекратила свое существование.

Больший интерес вскоре вызвал постамент. Бенедикт XIV велел его отреставрировать3 и установить перед Курией Иннокентия, нынешним зданием парламента. При Пии VI он был перевезен в Большой Ватиканский сад, а на Пьяцца ди Монте-Читорио4 вместо него был установлен уже упомянутый гномон-обелиск. Установленный при Григории XVI в центре Джардино делла Пинья (Giardino della Pigna)5, с. 885 постамент был здесь еще раз отреставрирован скульптором де Фабрисом. При этом, как говорится в опубликованном в 1846 г. докладе де Фабриса, вместо прежних, наносивших вред колонне железных деталей были использованы дюбели и скобы из бронзы. Вставленные при первой реставрации элементы верхнего и нижнего апофиза, снятые из предосторожности во время транспортировки при Пии VI и оставленные затем в хранилище, теперь были снова поставлены на место. Однако ср. №№ 95 и 100. О похожей судьбе надписи см. ниже.

В 1885 г. постаменту опять пришлось уступить место другому монументу: в центре сада сооружалась Соборная колонна; благодаря нынешнему директору папских музеев, А. Галли [на 1903 г. — С. С.], постамент языческой колонны был установлен на наклонной плоскости (так, что Пинью перемещать не понадобилось) там, где он стоит и сейчас — в большой апсиде за Пиньей.

Первоначальное место колонны Антонина среди памятных сооружений Антонинов точнее определено Хюльзеном (Hülsen) в указанном ниже месте. Приблизительно в 180 метрах к запад-северо-западу от колонны Марка Аврелия стояла колонна отца, не centenaria [«сотенная», из-за высоты в 100 футов — С. С.], как эта колонна или колонна Траяна, а только в половину этой высоты, однако из цельного куска египетского гранита, следовательно, не полая внутри и без рельефа и даже без канелюр снаружи, а совершенно гладкая. Ее база, и, несомненно, и капитель, а также постамент — были из белого мрамора. С той же ориентацией была сооружена позднее и колонна Марка Аврелия; однако совпадение ориентаций не распространилось на скульптуру, центральная композиция которой на постаменте колонны Антонина обращена на юг, а на колонне Марка Аврелия — на восток; с этой же стороны у последней в центре рельефа колонны помещена Виктория6.

Мы, конечно, не знаем, на каких фундаментах стояли обе большие триумфальные колонны; при извлечении кусков колонны Антонина из земли (причем надежда найти замурованные монеты и документы не оправдалась) фундамент колонны был зарисован. На самой нижней внутренней части фундамента с. 886 из уложенных в слое извести камней располагался над выравнивающим слоем из мелкой пуццоланы ряд из квадров травертина; затем снова выравнивающий слой извести, поверх него второй ряд травертиновых квадров7. На этом собственно фундамент заканчивался; т. к. выше располагалась нижняя часть постамента из парийского мрамора8, толщиной 3 пальмы = 0,66 м, над ней сам постамент — единственная часть колонны (кроме ее отпиленного конца) — сохранившаяся от всего монумента до наших дней.

Постамент выполнен из белого италийского мрамора, поверхность которого местами пронизана темными прожилками и отливает голубым. Степень сохранности показана на иллюстрации Виньоли, которой почти полностью соответствуют видимые сегодня вставки. Так же, как часть повреждений, заметных уже при Виньоли, была, вероятно, нанесена во время работ по раскопкам и поднятию огромного груза, так и при последующих и более значительных перемещениях монумента не удалось избежать дальнейших повреждений, например, таких, из-за которых пришлось сделать вставку, вдающуюся в нижнюю строку надписи. На рисунке Виньоли верхний апофиз изображен со значительными повреждениями почти только в середине задней стороны (с надписью), а также в левом углу левой (для стоящего лицом к главной стороне) боковой стороны; нижний апофиз, напротив, поврежден на всех четырех сторонах, на левой боковой стороне больше, чем на правой; еще с. 887 сильнее видно разрушение на углах. Кроме того, весь блок изборожден трещинами. Конечно, не все вставки, которые видны на колонне сегодня, изготовлены позднее; среди них есть и старые куски, которые либо были найдены отколотыми, либо откололись во время проведения различных работ. И здесь последовали дурной привычке — для компромисса использовать и старые куски наряду с современными вставками, поэтому едва ли можно отличить, какие из вставленных заново деталей являются старыми.

Ср. Lettera di Fr. Cancellieri…… sopra lo scoprimento e la traslazione della colonna di Antonino Pio в Effemeridi letterarie II (Roma 1821), где сообщается об одновременной Relazione (не по Fr. Valesio). Из записей самого Валезио (черновик рукописи в капитолийском архиве) у Хюльзена (Hülsen, Röm. Mitth. 1889 S. 34f.) приведены выписки; далее Fr. Bianchini de Kalendario et Cyclo Caesaris и т. д., и таблица к Cap. VII с иллюстрацией рельефа постамента с намеченными вставками, Roma 1803. Ср. еще более важные сведения Бьянкини, которые Хюльзен в указанной книге цитирует по его, находящейся в Вероне, рукописи. Ioannis Vignoli Petilianensis de columna imper. Antonini Pii dissertatio, Roma 1705 с большой иллюстрацией к стр. 13, на которой довольно точно изображены все 4 стороны постамента в тогдашнем состоянии; Lettera (I и II) del Sig. Michelagn. De la Chausse data in luce da Nicc. Bulifoni, Napoli 1704 и 1705; Fr. Posterla istorico e perfetto ragguaglio и т. д. — с описанием и рисунком Фонтаны, на котором изображены леса для поднятия колонны; Piranesi campus Martius Taf. XXXII—XXXIII Roma 1762; Visconti Mus. Pio-Clem. VII, XLIII; De Fabris il piedistallo della colonna Antonina и т. д., Roma 1846 с табл. XXVIII след.; на табл. I изображено не состояние постамента перед реставрацией, выполненной де Фабрисом для Григория XVI (как об этом говорится в подписи), а рисунок Виньоли; табл. II — отреставрированные рельефы.

Постамент в целом. Нижний и верхний апофизы выполнены одинаково: сначала гирлянда из листьев, обвивающая круглый валик, затем сильно выступающий киматий из чередующихся сердцевидных гладких и акантовых листьев, причем последние почти на 1/5 шире первых. Такое же чередование и у нижнего ряда листьев. Над (или соответственно, под) листьями расположена плита перекрытия. Согласно иллюстрации Виньоли, показывающей переднюю сторону рельефа, такая же плита должна быть и внизу. База колонны из белого мрамора была найдена в сильно разрушенном состоянии. Она не сохранилась.

Передняя сторона (табл. 116). Согласно той же иллюстрации Виньоли, здесь не было киматия с сердцевидными листьями. Хотя кажется странным, с. 888 что средняя часть сохранилась до самого низа, однако это подтверждается ее сегодняшним состоянием. Так как, хотя уже и не выше левого шлема, но все же под половиной стопы Ромы и ниже правого щита сохранился кусок передней стороны плиты подножия, явно отличающийся от новой узкой полосы под ним. Однако эта основная часть поверхности обозначена здесь не как вода, как считал Виньоли, а как скала или земля. Если на обеих боковых сторонах всю плоскость изображения нужно понимать как поле (campus), из которого выступают небольшие участки грунта, служащие опорой для фигур, то здесь земля ограничена нижней зоной, с двумя возвышениями, большую часть которых наверняка пришлось дополнить позднее; выше них — воздушное пространство. Из-за этого противопоставления земля здесь выполнена гораздо отчетливее, а от профиля апофиза отказались совершенно.

На земле полулежит идеализированный юноша (1), выпрямив стан и опершись на правый локоть (новые предплечье и рука, вставки в теле и в правом боку). Его ноги покрыты драпировкой (дополнена полоса по всей длине, включая правую ступню), правая нога вытянута, левая (с новым коленом) подтянута к туловищу и стоит на ступне. Левой рукой юноша охватил обелиск, положив на него пальцы (указательный палец новый); под кубическим постаментом обелиска видна не земля, а драпировка у бока юноши. Обелиск стоит не строго вертикально (не обязательно намеренно). Он увенчан шаром, который кажется выполненным из другого материала (несомненно, металла), не столько из-за маленького набалдашника на его верху, сколько из-за своих опор, лежащих на ребрах самой верхней небольшой пирамиды. Подняв голову, юноша смотрит вслед уносящейся ввысь обожествленной императорской чете. Как считал Висконти, фигура юноши символизирует Марсово поле с обелиском, который Август, согласно Плинию (36, 72), установил там в качестве гномона неподалеку от позднейшего места сожжения Антонина и который был увенчан сверху шаром, как сообщает тот же Плиний. Как бы выходя из лона лежащего юноши, вправо вверх воспаряет идеализированный юноша с вытянутыми немного слишком прямо параллельными с. 889, не перекрещивающимися ногами (2) (новые: большой и второй палец правой ноги, вместе с частью третьего, указательный палец правой руки вместе с одеждой в руке, кончик носа, верхняя губа, указательный палец и мизинец левой руки, кроме кончиков, край одежды около левой руки первого юноши). Вьющиеся волосы открывают лоб, как и у первого юноши, и ниспадают локонами с двух сторон. Многочисленные складки одеяния свешиваются из-за спины через левую руку, с другой стороны схваченные правой рукой складки как бы улетают назад, чтобы показать движение воздуха. Голова крылатого юноши приподнята и слегка повернута к его правой руке, к тем, кого он возносит ввысь. На приподнятой левой руке он держит небесную сферу, обвитую змеей, кончик хвоста которой (древний) свисает через руку; это символ вечности или созвездия Дракона, рядом с которым также видны не столько реально, сколько символически изображенные Рыбы, Овен и часть Тельца, около Овна виден полумесяц; все это символизирует время смерти и обожествления, как это истолковывает Бьянкини, с которым соглашается Висконти.Над огромными распростертыми крыльями, скошенными в направлении полета, видны как будто сидящие фигуры (во всяком случае, не просто как бюсты): слева — Антонин Пий (новые: палец левой руки с концом скипетра, шея и голова увенчивающего скипетр орла, нос и складка одежды). Он одет в тунику и тогу, правая рука, держащая короткий скипетр, увенчанный орлом, лежит на краю крыла, словно оно неподвижно. Вплотную к его левому боку сидит его супруга Фаустина (новые: кончик носа, левое предплечье, рука, конец скипетра, части одежды) в опоясанной столе, на голове уложенная короной коса, с которой с обеих сторон ниспадает покрывало. Видимо, она тоже держала скипетр так, как это дополнено позднее; ее голова слегка повернута к супругу. Рядом с ними над крыльями Гения летят два сопровождающих орла, символы обожествления (Consecratio) (обе головы и шеи — новые).Справа на возносящихся смотрит Рома, подняв правую руку в знак приветствия или поклонения (предплечье правой руки и сама рука, кроме третьего и четвертого пальцев, четыре пальца левой руки, кончик носа, рукоять меча — дополнены; также дополнены различные небольшие с. 890 части складок, например, над левой рукой и рядом с правой грудью, левое колено, кончик большого пальца левой ноги, а также части складок внизу). Голову покрывает аттический шлем, большой гребень которого опирается на лежащего сфинкса. Ее туника оставляет обнаженными правое плечо и грудь; вряд ли можно утверждать, что туника длинная, поскольку левая ступня с украшенным гирляндой высоким сапожком на меху открыта до паллы, которой богиня взамен туники обернула ноги так, что она сидит на ее части; пышные складки лежат на коленях, а на левую руку наброшен край одеяния, охватывающего ее сзади. Этой рукой богиня слегка опирается на круглый щит, плоская кайма которого украшена снаружи лавровым венком, тогда как на выпуклой части в форме розетки, находится волчица с близнецами. Животное, целиком покрытое шерстью, несколько более густой на спине, изображено в движении, похожем на Капитолийскую волчицу, но здесь волчица вылизывает одного из близнецов, симметрично сидящих лицом друг к другу; каждый ухватился руками за вымя, которое он сосет (были дополнены левая и правая ноги, в левом и правом коленах, и левая рука; однако вставки снова отвалились).

Рядом с сидящей богиней и особенно перед ней лежит оружие, также прекрасно сохранившееся целиком. Щитом богини частично прикрыт пояс с двойным рядом висячих бляшек, единственный в своем роде. Складчатый пояс, который обычно не виден, поскольку всегда закрыт панцирем, кажется туго завязанным вокруг скалы, на которой сидит богиня. Перед скалой стоит прислоненный к ней широкий меч, перед которым лежат две поножи (левая слева и правая справа — дополнены), далее слева шлем без гребня (отломлен, снова добавлен), наконец, перед ногами богини — щит эллиптической формы, украшенный по кайме зубцами и четырьмя чашами растений вокруг умбона, на котором изображен Горгонейон под углом к обеим осям эллипса. На верхнем краю щита лежит широкий лук, виден только один его конец, заканчивающийся головой грифона; к щиту прислонен цилиндрический колчан с перевязочными ремнями (немного дополненный). Рядом висит откинутая крышка и наружу торчат оперенные концы стрел. Правее колчана из-за ноги с. 891 богини виден загнутый конец военного значка или трубы в виде головы льва (щека новая); слева шлем с плюмажем, украшенный двумя шестиугольными варварскими щитами, с вьющимися растениями на забрале.

Левая и правая боковые стороны (табл. 117 справа). На обеих боковых сторонах изображено одно и тоже: семнадцать всадников скачут галопом по замкнутому кругу вокруг двух групп пехотинцев, по пять человек каждая, которые энергично движутся навстречу друг другу, но это не нападение. Уже Виньоли считал это военным маневром, например, аналогично описываемому Геродианом (IV, 2) при обожествлении Севера; однако там описана только верховая езда (ἱππασία), где πᾶν τὸ ἱππικὸν τάγμα περιθεῖ κύκλῳ (конница объезжает его [костер] на рысях, соблюдая строй и порядок в стиле пиррихи), кружа таким образом вокруг погребального костра, а не как здесь, вокруг отряда пехоты9.

Оба изображения настолько совпадают, что для обоих можно дать не только одно и то же описание, но и указание вставок в тех местах, где это необходимо. Так как в целом все освобожденные от земли выступающие над фоном детали достались разрушенными, то и результат при одинаковом исполнении изображений получился на обеих сторонах почти одинаковым.

Пешие воины. Схему расстановки можно обозначить цифрами 5 4 3 2 1 1 2 3 4 5, где №№ 1, 1 являются сигниферами, 2, 2—4, 4 простыми солдатами, а именно, — преторианцами, судя по значкам, 5, 5 — командиры.

Значки сохранились на правой или восточной стороне, дополнены на левой, т. е. западной стороне: над двумя кистями первый clipeus (круглый щит) с портретом императора, над третьей кистью второй clipeus, над ним последняя деталь — овал с маленьким рельефным щитом. На обоих портретах император изображен с перевязью (balteus) на груди и плащом на левом плече, с обнаженной головой. Оба лица — скорее безбородые, чем бородатые, в особенности нижнее, без выраженного сходства. Сигниферы, как и все остальные, обуты в калиги, штаны отсутствуют, с. 892 они одеты в подпоясанную с большим напуском тунику, над ней повязана звериная шкура, голова которой свисает на затылке. Сохранились головы: на западной стороне: слева № 1; на восточной стороне: слева №№ 1, 2, справа №№ 1, 2, 4; все бородатые; все, кроме сигниферов, со шлемами, гребень сохранился только на западной стороне, слева № 1.

У всех рядовых солдат (№№ 2—4) — хорошо сохранившиеся пластинчатые доспехи с одинарным рядом круглых пластин, без всякой перевязи (cingulum) или меча, или пояса (balteus); достаточно хорошо сохранились штаны, так же, как и копье в правой руке и удлиненный овальный щит в левой, в большинстве случаев с четырьмя цветками или пальметками вокруг умбона, на щите орнамент в виде молнии (без зубцов) только у №4 справа на западной и восточной сторонах. Командиров (5) можно узнать на западной и восточной сторонах слева по их гладким доспехам с одинарным рядом круглых пластин, а также по сагуму (sagum), на западной стороне справа — по двойному ряду круглых пластин.

Всадники. Они скачут верхом то по одному, то вдвоем, втроем и вчетвером: впереди, на западной и восточной сторонах, слева внизу № 1 с вексиллумом, № 2 также, №№ 3 и 4 должны изображать пару, но почти раздельно, №№ 5, 6 — бок о бок, таким же образом №№ 7, 8, 9 втроем, точно так же №№ 10, 11, 12, потом отдельно № 13, и наконец, №№ 14, 15, 16, 17 вчетвером. В этой веренице фланговые всадники (т. е. №№ 7, 12, 14) на плоскости рельефа держат вексиллумы. На западной стороне №№ 1, 13, 17 почти полностью разрушены. Лошади, у которых сохранились только конечности, прилегающие к плоскости рельефа, одинаково украшены обшитым бахромой чепраком, удерживаемым подпругой, нагрудным ремнем и подхвостником; эти последние, как и находящиеся выше два шейных ремня, украшены свисающими лунулами [lunula, женское украшение в виде полумесяца — С. С.] или листьями, также висящими на длинных ремешках, по два спереди чепрака и два сзади. Всадники, от которых на каждой стороне сохранилось по шесть голов, в большинстве своем бородатые, например №№ 5 (западная сторона, сохранилось мало), 12, 14, 15, 16, без бороды только № 7. Кольчужные доспехи с зубчатой каймой внизу и на руках есть только у №№ 1, 2, 7(?), 10, 12(?), при этом у большинства развевающийся сагум №№ 1, 2, 7, 10, 12, а также 9, 11, 14, 15, 16 (без кожаных доспехов). Среди одетых таким образом всадников единственные, кто вооружен только мечом с левой стороны (виден в большинстве случаев только пояс для меча (balteus)), — это №№ 1, 2, 11; сомнительно, поскольку закрыто, — №№ 7, 10, 12, 14. На остальных, т. е. на №№ 3, 4, 5, 6, 8, 9(?), 13(?), 17(?), надеты плащи, накинутые одинаковым образом, — левый край спадает с левого плеча, а правый обернут сзади вокруг тела, с. 893 выведен вперед под правой рукой и переброшен через левую руку, затем, подобно тоге, часть левого конца под накрывающим ее правым концом заправлена за пазуху. Конники в такой одежде, вероятно, входят в сословие всадников, а их плащ — трабея. Есть свидетельства участия всадников в погребальных торжествах.

Сторона с надписью (табл. 118). Поле надписи обрамлено киматием из сердцевидных листьев. От трехстрочной надписи, выполненной в настоящее время из бронзовых букв10,

DIVO ∙ ANTONINO ∙ AVG ∙ PIO
ANTONINVS ∙ AVGVSTVS ∙ ET
VERVS ∙ AVGVSTVS ∙ FILII

были в 1703 г. найдены пустые бороздки, т. е. без похищенных бронзовых букв; вероятно, края бороздок при выламывании металла были повреждены, отчего потребовались видимые сейчас вставки. Однако это могло произойти и при втором разграблении. Ибо, согласно де Фабрису (S. VII, 13), при реставрации в 1846 г. были использованы три бронзовые буквы, изготовленные при Бенедикте XIV11. Все свидетельства единогласно говорят об отсутствии бронзовых букв при первом открытии; следовательно, надпись была изготовлена в бронзе при Бенедикте XIV12; после чего, возможно, буквы постепенно были разворованы, пока их не осталось всего три, спрятанные, вероятно, в надежном месте. Работа выполнена тщательно.

ПРИМЕЧАНИЯ:
(Постраничная нумерация примечаний в книге здесь заменена на сквозную) с. 884

1) Cancellieri S. 4. Литературу см. в конце стр. 887.

2) Fea Misc. I CXXIII примеч. в 1790 г. упоминает реставрационные работы как проводящиеся в данное время.

3) Cancellieri S. 17 f. сообщает, что Климент XI хотел, а Бенедикт XIV сделал.

4) Beschr. Roms II 2 S. 388, zu Ficoroni, Fea Miscell. I p. CXXIII; Nibby, Roma nel 1838 = Moderna II 584.

5) У Пиранези (Piranesi, Camp Mart. I XXXII f.) постамент изображен с выемками для вставок; еще не помещенные на место вставки изображены отдельно на второй иллюстрации. Наши фотографии на табл. 116 и след. показывают постамент еще на его прежнем месте, а на табл. 119 его нынешнее место еще пустует. с. 885

6) У Petersen’а, v. Domaszewski, Calderini Marcus-Säule S. 6 — сообщается, что главный вид на колонну Марка Аврелия был с востока, где также находилась и дверь. с. 886 У колонны Антонина дверь отсутствует, но ее главной стороной была, естественно, та, где на постаменте изображен апофеоз. По иллюстрации Виньоли она была расположена с восточной стороны; но по словам de la Chausse, lett. I 11, надпись была со стороны мавзолея Августа, т. е. с северной стороны, следовательно, апофеоз был с южной, точнее, с юго-юго-восточной стороны. Решающими являются сообщаемые Хюльзеном слова Бьянкини, согласно которым надпись обращена к мавзолею Августа, а апофеоз «ad australem et orientalem plagam posita» (расположен с юго-восточной стороны), и добавляется: «Huic vero lateri ad austrum praeponitur quadrata praecinctio triplex, quae ad bustum principum pertinere intelligitur».

7) Отмечает Хюльзен по Валезио, там же, S. 42.

8) Он был выбран, вероятно, из-за его большей прочности, ср. Marcus-Säule S. 11. Posterla S. 3 il primo Zoccholo, che posa sopra la Platea di Travertino e di marmo Greco quasi tutto deruto ed è alto Palmi tre. с. 891

9) Ср. Appian, B. C. I 106 о погребении Суллы: καὶ τὸ πῦρ οἵ τε ἱππεῖς καὶ ἡ στρατιὰ περιέδραμον (траурный костер был окружен всадниками и войском). с. 893

10) CIL VI 1004, где, однако, о буквах ничего не говорится.

11) Аналогично (как снятые при транспортировке вставки для восполнения верхнего и нижнего апофизов постамента, см. S. 885) также использовали сохранившиеся от упомянутого времени (конечно, реставрации во времена Бенедикта XIV, упомянутой ранее) три металлические буквы, которыми укомплектовали количество букв, необходимое в надписи.

12) Bianchini-Hülsen S. 53; Vignoli S. 13; De la Chausse I 11.

 

© 2007 Перевод с нем. С. И. Сосновского, при участии Г. Ранге.